Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ о женщине и медведе

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают также, что был во времена  аль-Хакима  биамр-Аллаха  [384]
один человек в Каире, по имени Вардан, и был он торговец бараньим мясом.
И одна женщина приносила ему каждый день динар, вес которого был  близок
к весу двух с половиной динаров египетскими динарами,  и  говорила  ему:
"Дай мне ягненка", - и приводила с собой носильщика с корзиной. И мясник
брал у нее динар и давал ей ягненка, а она давала его нести носильщику и
брала его с собой и уходила в свое жилище, а на следующий день  на  заре
приходила. И этот мясник получал с нее каждый день динар, и  она  делала
так долгое время. И в какой-то день мясник Вардан стал думать о ее  деле
и сказал про себя: "Эта женщина каждый день покупает у меня на динар, не
пропуская ни одного дня, и покупает на деньги! Это  удивительное  дело!"
Потом Вардан спросил носильщика в отсутствие женщины и сказал ему: "Куда
ты ходишь каждый день с этой женщиной?" И носильщик ответил: "Я в  край-
нем удивлении из-за этой женщины. Она каждый день заставляет меня носить
от тебя ягненка и покупает съестного, плодов, свечей и  закусок  еще  на
динар, и берет у одного человека, христианина, две бутылки вина  и  дает
ему динар и заставляет меня все это нести. И я иду с нею к Садам Везиря,
и потом она завязывает мне глаза, чтобы я не видал на земле того  места,
куда я ставлю ногу, и берет меня за руку, и я не Знаю, куда она меня ве-
дет. И зачтем она говорит мне: "Поставь здесь". А у нее есть другая кор-
зина, и она отдает мне пустую и берет меня за  руку  и  возвращается  со
мной на то место, где она завязывала мне глаза повязкой,  и  развязывает
ее и дает мае десять дирхемов". И мясник сказал: "Аллах да подаст ей по-
мощь!" Но он стал еще больше думать о ее деле,  и  возросло  его  беспо-
койство, и он провел ночь в большом волнении. И  говорил  Вардан-мясник:
"И наутро она пришла ко мне, по обычаю, и дала мне динар и взяла ягненка
и отдала его нести носильщику и ушла, а я поручил лавку мальчику и  пос-
ледовал за шей, так что она меня не видела..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Триста пятьдесят четвертая ночь

   Когда же настала триста пятьдесят четвертая ночь, она сказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что  Вардан-мясник  говорил:  "И  я  поручил
мальчику и последовал за женщиной, так что она меня  не  видела,  и  все
время смотрел на нее, пока она не вышла из Каира. И я крался за ней, по-
ка она не достигла Садов Везиря, а я все скрывался. И  женщина  завязала
носильщику глаза, а я следовал за нею, пока она не пришла к горе. И  она
подошла к одному месту, где был большой камень, и сняла  корзину  с  но-
сильщика, и я подождал, пока она вернулась с носильщиком и пришла  назад
и вынула все, что было в корзине, и скрылась, и некоторое  время  ее  не
было. И тогда я подошел к тому камню и поднял его и вошел  и  увидел  за
камнем открытую опускную дверь из меди и ступеньки, ведущие  вниз.  И  я
стал спускаться по этим ступенькам понемногу, понемногу, пока  не  дошел
до длинного прохода, где было много света, и шел по нему, пока не увидел
подобие двери, ведущей в комнату. И я осмотрелся по углам и увидел  нишу
со ступеньками за дверью комнаты, и поднялся по ним и  увидел  маленькую
нишу с окошечком, выходившим в ту комнату. И, заглянув в комнату, я уви-
дел, что женщина взяла ягненка и отрезала лучшие его части  и  стала  их
варить в котле, а остатки бросила большому медведю могучего вида. И мед-
ведь съел ягненка до конца, пока она стряпала. А потом  женщина  вдоволь
поела и разложила плоды, свежие и сухие, и поставила вино, и стала  пить
из кубка и поить медведя из золотой чаши,  пока  ее  не  охватил  дурман
опьянения. И тогда она сняла исподнее и легла, а медведь поднялся и упал
на нее, и она давала ему лучшее, что есть у потомков Адама, пока  он  не
кончил и не сел. Но потом он подскочил к ней и упал на нее,  а  окончив,
сел и отдохнул, и он не прекращал этого, пока не сделал так десять  раз,
а после того они оба упади без памяти и стали неподвижны. И тогда я ска-
зал в душе: "Вот время воспользоваться случаем!" И спустился вниз, а  со
мной был нож, который режет кости прежде мяса. И, оказавшись подле  них,
я увидел, что у них не шевелится ни одна жилка из-за труда, который дос-
тался им. И, приложив нож к горлу медведя, я оперся на него и  прикончил
медведя, отделил ему голову от тела,  и  раздался  великий  хрип,  точно
гром, и женщина проснулась, испуганная, и, увидав, что медведь  зарезан,
а я стою с ножом в руке, вскрикнула страшным криком, так что я  подумал,
что дух из нее вышел, и сказала мне: "О Вардан, это ли будет  воздаянием
за милость!" - "О враг самой себе, - отвечал я, -  разве  для  тебя  нет
мужчин, что ты делаешь это позорное дело?" И она опустила голову, не да-
вая ответа, не спуская глаз с медведя, голова которого была отделена  от
тела. "О Вардан, - сказала она потом, - что тебе  любезнее  -  выслушать
то, что я тебе скажу, - и это будет причиной твоего спасения..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Триста пятьдесят пятая ночь

   Когда же настала триста пятьдесят пятая ночь, она сказала: "Дошло  до
меня, о счастливый царь, что женщина сказала: "О Вардан, что тебе любез-
нее - выслушать то, что я тебе скажу, - и это будет причиной твоего спа-
сения и богатства до конца века, - или ослушаться меня, и это будет при-
чиной твоей гибели?" - "Я выбираю внимание к твоим словам: скажи мне что
хочешь", - ответил я ей, и она сказала: "Зарежь и меня, как зарезал мед-
ведя! Возьми из этих сокровищ то, что тебе нужно, и иди своей  дорогой".
- "Я лучше этого медведя, - сказал я ей. - Возвратись к Аллаху  великому
и покайся, и я женюсь на тебе, и мы проживем остаток нашей жизни на  эти
сокровища". - "О Вардан, далеко это! Как я буду жить после него? - воск-
ликнула женщина. - Клянусь Аллахом, если ты меня не зарежешь,  я  непре-
менно погублю твою душу". - "Не возражай мне - ты погибнешь: вот  каково
мое мнение, и конец! Я тебя зарежу, и ты пойдешь к проклятию Аллаха!"  -
воскликнул я, и затем я потянул ее за волосы и зарезал ее, и она  отпра-
вилась к проклятию Аллаха и ангелов и всех людей. А после того я  осмот-
релся и нашел столько золота и камней и жемчуга, сколько не  может  соб-
рать ни один из царей. И я взял корзину носильщика и наполнил  ее,  нас-
колько мог, а затем я прикрыл ее платьем, которое было на мне,  и  понес
ее и вышел из сокровищницы. И я пошел и шел, не останавливаясь, до ворот
Каира, и вдруг  приблизились  ко  мне  десять  человек  из  приближенных
аль-Хакима биамр-Аллаха, и аль-Хаким был  среди  них.  "Эй,  Вардан!"  -
крикнул он мне, и я ответил: "К твоим услугам, о царь!" - "Убил ты  мед-
ведя и женщину?" - спросил он, и я отвечал: "Да".  И  тогда  он  сказал:
"Сними ношу с головы и успокойся душою, - все богатство, которое  с  то-
бою, - твое, и никто не станет его у тебя оспаривать". И я поставил кор-
зину перед ним, и он открыл ее и увидел и сказал: "Расскажи мне их исто-
рию, хотя я и знаю ее, как будто присутствовал там вместе с тобою".
   И я рассказал ему обо всем, что случилось, а он повторял: "Ты  сказал
правду!" А потом он молвил: "О Вардан, пойдем к сокровищам!" И я пошел с
ним к сокровищам, и он увидел, что опускная  дверь  заперта,  и  сказал:
"Подними ее, о Вардан, эти сокровища никто не может открыть, кроме тебя,
- они охраняются твоим именем и твоим обликом". - "Клянусь Аллахом, я не
могу открыть их!" - воскликнул я, но аль-Хаким сказал: "Подходи  с  бла-
гословения Аллаха!" И я подошел к опускной двери, и  назвал  имя  Аллаха
великого, и протянул к ней руку, и она поднялась, точно была легче  все-
го, что бывает. "Спустись и подними то, что там есть, - никто  не  спус-
кался туда, кроме того, у кого твое имя, твой образ и твои  признаки,  с
тех пор как сокровище туда положено, и медведь и  женщина  убиты  тобой.
Так у меня записано, и я ожидал, что это произойдет, и так оно  и  прои-
зошло", - сказал аль-Хаким.
   И я спустился, - говорил Вардан, - и перенес к нему все, что  было  в
сокровищнице, а потом он потребовал вьючных животных и  погрузил  все  и
дал мне мою корзину с тем, что в ней было, и я взял ее и направился  до-
мой и открыл себе лавку на рынке".
   А этот рынок существует и поныне и называется рынком Вардана [385].