Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об аль-Мамуне и пирамидах

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают, что, когда аль-Мамун, сын Гаруна ар-Рашида,  вступил  в
Каир-охраняемый, он захотел разрушить пирамиды, чтобы взять  то,  что  в
них есть, но, когда он попытался их разрушить, он не смог  сделать  это,
хотя и очень старался и истратил на это большие деньги..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Триста девяносто восьмая ночь

   Когда же настала триста девяносто восьмая ночь, она  сказала:  "Дошло
до меня, о счастливый царь, что аль-Мармун очень старался разрушить  пи-
рамиды и истратил на это большие деньги, но  не  смог  их  разрушить,  а
только пробил в одной из них маленькое отверстие. И говорят, что аль-Ма-
мун нашел в отверстии, которое  он  пробил,  деньги  -  числом  столько,
сколько он истратил на то, чтобы его пробить, ни больше,  ни  меньше.  И
Аль-Мамун изумился этому, а затем он взял то, что там было, и отступился
от своего намерения. А пирамид - три, и они из числа чудес света, и  нет
на лице земли им подобных по прочности, искусству постройки и высоте.  И
построены они из больших камней, и строители, которые их строили,  прос-
верливали камень с двух концов и вставляли в него стоймя железные палки,
я просверливали второй камень и опускали его на первый, и плавили свинец
и заливали им палки сверху, по правилам строительной науки,  пока  пост-
ройка не завершалась. И высота каждой пирамиды доходит до ста локтей, по
мерке локтем, обычным в то время. А у пирамиды четыре грани, по одной  с
каждой стороны, сужающиеся к верхушке снизу вверх, и размер каждой  сто-
роны триста локтей.
   И древние говорят, что внутри западной пирамиды тридцать кладовых  из
разноцветного кремня, наполненных дорогими камнями, обильными богатства-
ми, диковинными изображениями и роскошным оружием, которое  смазано  жи-
ром, приготовленным с мудростью, и не заржавеет до  дня  воскресения.  И
там есть стекло, которое свертывается и не ломается, и разные  смешанные
зелья и целебные воды. А во второй пирамиде - рассказы о волхвах,  напи-
санные на досках из кремня, - для каждого волхва доска из досок мудрости
- и начертаны на этой доске его диковинные дела и поступки, а на  стенах
изображения людей, словно идолы, которые исполняют руками все ремесла, и
сидят они на скамеечках.
   И у каждой из пирамид есть сторож, который ее сторожит, и эти сторожа
охраняют пирамиды от ударов случайностей.
   И смутили диковины пирамид обладателей проницательности  и  прозорли-
вости, и много есть для описания их стихов, но не достанется тебе из них
ничего стоящего. К этому относятся слова того, кто сказал:
   Коль цари хотят, чтобы помнили величье их,
   Говорят тогда языком они строений.
   Иль не видишь ты - пирамиды крепко стоят еще,
   Не меняются под ударами событий.
   И слова другого:
   Посмотри же на пирамиды ты и послушай же,
   Что доносят нам о годах они минувших.
   Говорить могли б, так сказали бы они верно нам,
   Что сделал рок и с мертвыми и с последними.
   И слова другого:
   О други, найдется ли под небом строение,
   Похожее крепостью на те пирамиды две.
   Постройки боится той судьба, а ведь все, что есть,
   Теперь на лице земли судьбы опасается.
   Гуляют глаза мои, дивясь на постройку их,
   Но думам не разгуляться с мыслью, зачем они.
   И слова другого:
   Где тот, что пирамиды был строителем,
   Кто родом он, где бился он, повержен где?
   Остается след от оставивших за собой следы,
   А их самих настигает смерть, они падают.