Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ о Масруре и ибн аль-Кариби

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают, что повелитель правоверных Харун ар-Рашид однажды ночью
испытывал сильное беспокойство. И сказал он своему  везирю  Джафару  ибн
Яхье Бармакиду: "Я сегодня ночью не сплю, и моя грудь стеснилась, и я не
знаю, что делать". А его евнух,
   Масрур, стоял перед ним, и он засмеялся. И халиф спросил  его:  "Чему
ты смеешься? Смеешься ли ты из презрения ко  мне,  или  потому,  что  ты
одержимый?" И Масрур отвечал: "О повелитель правоверных..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четырехсотая ночь

   Когда же настала ночь, дополняющая до четырехсот, она сказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что Харун ар-Рашид спросил  Масрура-меченос-
ца: "Смеешься ли ты из презрения ко мне, или потому, что ты  одержимый?"
И Масрур отвечал: "Нет, клянусь Аллахом, о повелитель правоверных!  Кля-
нусь своей близостью к господину посланных, я сделал это не по своей во-
ле. Я вышел вчера из дворца пройтись и дошел до берега реки Тигра и уви-
дел, что собрался народ. Я остановился и увидел человека, который смешил
людей, и зовут его ибн аль-Кариби. И теперь я вспомнил его слова, и меня
одолел смех, и я прошу у тебя прощенья, о повелитель правоверных". - "Ко
мне его сию же минуту!" - воскликнул халиф. И Масрур  поспешно  вышел  и
пришел к ибн аль-Кариби и сказал ему: "Отвечай повелителю  правоверных".
- "Слушаю и повинуюсь!" - ответил ибн аль-Кариби. И Масрур сказал ему:
   "Но с условием: когда ты придешь к халифу и он пожалует тебе  что-ни-
будь, то четверть из этого будет твое, а остальное мое".  -  "Нет,  тебе
половина и мне половина", - сказал ибн аль-Кариби.  Но  Масрур  отвечал:
"Нет!"
   И тогда ибн аль-Кариби сказал: "Тебе будет две трети, а мне треть!"
   И Масрур согласился на это  после  больших  колебаний,  а  затем  ибн
аль-Кариби вышел с ним, и,  придя  к  повелителю  правоверных,  он  при-
ветствовал его, как приветствуют халифов, и встал перед ним.  И  повели-
тель правоверных сказал ему: "Если ты меня не рассмешишь, я  ударю  тебя
этим мешком три раза". Тогда ибн аль-Кариби сказал про себя: "А что  мо-
жет быть от трех ударов этим мешком, если даже удары бича меня не терза-
ют?" (А он думал, что мешок пустой.)
   И затем он повел речи, которые могут рассмешить разгневанного, и стал
рассказывать всякие смешные вещи, но повелитель правоверных не засмеялся
и не улыбнулся. И тогда ибн аль-Кариби удивился и почувствовал  тоску  и
испугался, а повелитель правоверных сказал ему: "Теперь ты заслужил уда-
ры". И он взял мешок и ударил ибн аль-Кариби один раз (а  в  мешке  было
четыре голыша, и каждый голыш весил два ритля), и удар пришелся  ему  по
шее, и он закричал великим криком и вспомнил об условии, которое было  у
него с Масруром, и сказал: "Прости, о повелитель  правоверных!  Выслушай
от меня два слова". - "Говори, что пришло тебе на ум!" - молвил халиф. И
ибн аль-Кариби сказал: "Масрур поставил мне условие, и  я  сговорился  с
ним о том, что из милости, которая достанется мне от  повелителя  право-
верных, треть будет мне, а ему две трети, и он согласился на это  только
после больших стараний. И ты не наградил меня  ничем,  кроме  ударов,  и
этот удар - моя доля, а два остальных удара - его доля.  Я  уже  получил
свою долю, а он - вон он стоит, о повелитель правоверных, - дай ему  его
долю".
   И когда повелитель правоверных услышал его слова, он так  рассмеялся,
что упал навзничь, и, призвав Мансура, ударил его  один  раз,  и  Масрур
закричал и сказал: "О повелитель право верных,  довольно  с  меня  одной
трети, отдай ему две трети..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста первая ночь

   Когда же настала четыреста первая ночь, она сказала: "Дошло до  меня,
о счастливый царь, что Масрур сказал:  "О  повелитель  правоверных,  до-
вольно с меня одной трети, отдай ему две трети..."
   И халиф стал смеяться над ними и дал каждому по тысяче динаров, и они
ушли, радуясь тому, что пожаловал им халиф.