Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об Ади ибн Зейде и Марии

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают, что у анНумана ибн аль-Мунзира, царя арабов, была  дочь
по имени Хинд, и она вышла в день пасхи (а это праздник христиан), чтобы
причаститься в Белой церкви, и было ей одиннадцать лет жизни, и была она
прекраснее всех женщин своего времени и века. А в этот день Ади ибн Зейд
[419] прибыл в альХиру от Кисры к ан-Нуману с подарками и  вошел  в  Белую
церковь, чтобы причаститься. А он был высок ростов и  нежен  чертами,  с
прекрасными глазами и блестящими щеками, и с ним были люди его  племени,
а с Хинд, дочерью ан-Нумана, была невольница по имени Мария, и Мария лю-
била Ади, но только не могла к нему приблизиться.
   И когда Мария увидела его в церкви, она сказала  Хинд:  "Посмотри  аа
этого юношу, он, клянусь Аллахом, прекраснее всех, кого ты видишь". - "А
кто он?" - спросила Хинд. И Мария ответила:  "Ади  ибн  Зейд".  И  тогда
Хинд, дочь ан-Нумана, сказала: "Я боюсь, что он меня узнает, если я  по-
дойду к нему, чтобы посмотреть поближе". - "Откуда ему тебя  знать,  раз
он никогда тебя не видел?" - сказала Мария. И тогда Хинд подошла к  Ади,
а он шутил с юношами, которые были с ним, и превосходил  их  красотою  и
прекрасными речами и красноречивым  языком  и  роскошью  бывших  на  нем
одежд. И, увидав его, Хинд впала в искушение, и ум ее был  ошеломлен,  и
цвет ее лица изменился. Когда Мария заметила ее склонность к  нему,  она
сказала: "Поговори с ним!"
   И Хинд поговорила с ним и ушла, и когда Ади увидел ее  и  услышал  ее
слова, он впал в искушение, и его ум был ошеломлен, и сердце его  задро-
жало, и изменился цвет его лица, так что юноши его  заподозрили.  И  Ади
потихоньку сказал одному из них, чтобы он последовал за девушкой  и  ра-
зузнал для него ее обстоятельства, и юноша пошел за нею и затем вернулся
к Ади и сказал ему, что это Хинд, дочь ан-Нумана.
   И Ади вышел из церкви, не зная, от сильной любви, где дорога, и  про-
изнес такие два стиха:
   "О друзья, помогите мне еще больше,
   И направьте свой путь со мною в эти страны!
   К землям Хинд поверните вы, благородной,
   И уйдите и весть о нас передайте".
   А окончив эти стихи, он ушел в свое жилище и  провел  ночь  в  беспо-
койстве, не попробовав вкуса сна..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста шестая ночь

   Когда же настала четыреста шестая ночь, она сказала: "Дошло до  меня,
о счастливый царь, что Ади, окончив стихи, ушел в свое жилище  и  провел
ночь в беспокойстве, не попробовав вкуса сна. А утром ему  повстречалась
Мария. И, увидав ее, Ади посмотрел на нее с приветливостью (а раньше  он
не обращал к ней взгляда) и спросил: "Что ты хочешь?" - "У меня есть  до
тебя нужда", - отвечала Мария. И Ади молвил: "Скажи, в чем дело! Клянусь
Аллахом, ты не спросишь вещи, которую бы я тебе не дал". И Мария расска-
зала ему, что она его любит и хочет с ним уединиться. И  Ади  согласился
на это с условием, что она устроит хитрость с Хинд и сведет ее с ним.
   И он привел Марию в лавку виноторговца на одной из  улиц  аль-Хиры  и
упал на нее, и Мария вышла и пришла и сказала Хинд: "Не хочешь  ли  уви-
деть Ади?" - "А как это можно?" - спросила Хинд. "Страсть меня  взволно-
вала, и мне нет покоя со вчерашнего дня". - "Назначь ему такое-то место,
и ты увидишь его из дворца", - сказала Мария. И Хинд молвила: "Делай что
хочешь!"
   И Мария сговорилась с нею о месте, и Ади пришел, и когда Хинд увидела
его, она едва не упала сверху, а потом она сказала: "О Мария, если ты не
приведешь его ко мне сегодня ночью, я погибла". И она упала без  чувств,
и ее прислужницы унесли ее и внесли  во  дворец,  а  Мария  поспешила  к
ал-Нумалу и передала ему историю Хинд, рассказав все по правде, и оказа-
ла, что Хинд лишилась разума из-за Ади. И она осведомила его о том, что,
если он не выдаст Хинд замуж, она огорчится и умрет от любви к  нему,  а
это будет позором для аи-Нумана среди арабов, и нет иной хитрости и этом
деле, как отдать ее в жены Ади. И ан-Нуман опустил  на  некоторое  время
голову, размышляя о ее деле, и несколько раз воскликнул:  "Поистине,  мы
принадлежим Аллаху и к нему возвращаемся!" А затем он сказал: "Горе  те-
бе! Как же ухитриться выдать ее за него замуж? Мне  не  хочется  первому
заговорить с ним об этом". - "Он влюблен сильней ее и еще больше ее  же-
лает, и я ухитрюсь, чтобы он не знал, что тебе известно его дело,  и  ты
не опозорил бы себя, о царь", - ответила Мария. А затем она пошла к  Ади
и рассказала ему об этом, и молвила: "Приготовь кушанье и позови царя и,
когда питье заберет его, посватайся за Хинд - он тебя не  отвергнет".  -
"Я боюсь, что это его разгневает и будет причиной вражды между нами",  -
сказал Ади. Но Мария молвила: "Я пришла к  тебе  лишь  после  того,  как
окончила разговор с ним". А потом она вернулась к  ан-Нуману  и  сказала
ему: "Потребуй, чтобы Ади угостил тебя в своем доме". И  ал-Нуман  отве-
чал: "В этом нет дурного!" И затем через три дня  после  этого  ан-Нуман
попросил Ади, чтобы он и его приближенные у него отобедали. И Ади согла-
сился на это, и ан-Нуман отправился к нему в дом.
   И когда вино забрало его, как оно забирает, Ади встал и посватался за
Хинд, и ан-Нуман согласился и отдал ее ему в жены, и Ади прижал ее к се-
бе через три дня. И Хинд прожила у него три года, и жили они сладостней-
шей и приятнейшей жизнью..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста седьмая ночь

   Когда же настала четыреста седьмая ночь, она сказала: "Дошло до меня,
о счастливый царь, что Ади прожил с Хинд, дочерью ан-Нумана ибн аль-Мун-
зира, три года, и жили они сладостнейшей и приятнейшей жизнью,  а  затем
ан-Нуман разгневался на Ади и убил его. И Хинд горевала  о  нем  великим
горем, а потом она построила себе монастырь в  окрестностях  аль-Хиры  и
сделалась монахиней и сидела там, рыдая и оплакивая Ади, пока не умерла.
И монастырь ее известен до сих пор в окрестностях аль-Хиры.