Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об аль-Мубарраде и бесноватом

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают, что Абу-ль-Аббас аль-Мубаррад [423] говорил: "Я направил-
ся с несколькими людьми в альБерид по делу,  и  мы  проезжали  монастырь
Езекииля и остановились под его сенью. И к нам подошел человек и сказал:
"В монастыре есть бесноватые и среди них  бесноватый,  который  изрекает
мудрость. Если бы вы его увидали, вы, право, подивились бы его словам".
   И мы все поднялись и вошли в монастырь и  увидали  человека,  который
сидел в комнате на кожаном ковре, и он обнажил голову и устремил взор на
стену. И мы приветствовали его,  и  он  возвратил  нам  приветствие,  не
взглянув на нас глазом. И один человек молвил: "Скажи ему  стихи:  когда
он слышит стихи, он начинает говорить".
   И я произнес такие два стиха:
   "О прекраснейший из рожденных Евой на свет людей!
   Не будь тебя, не прекрасен мир, не хорош бы был!
   И тот, кому показал Аллах твой светлый лик,
   Получил бы вечность, седин не зная и дряхлости!"
   И, услышав от меня это, бесноватый повернулся к нам и произнес  такие
стихи:
   "Аллах знает ведь, что тоскую я,
   Не могу открыть, что я чувствую,
   Две души во мне - одна в городе,
   А другая - та в другом городе,
   И далекая сходна с близкою,
   И то чувствует, что я чувствую".
   И затем он спросил: "Хорошо я сказал или плохо?" И мы  ответили:  "Ты
сказал не плохо, а хорошо и прекрасно". И безумный протянул руку к  кам-
ню, лежавшему возле него, и взял его, и мы подумали, что он кинет его  в
нас, и убежали от него, но бесноватый стал только  бить  себя  камнем  в
грудь и говорил: "Не бойтесь? Подойдите ко мне ближе и выслушайте от ме-
ня что-то, и учитесь этому у меня".
   И мы приблизились к нему, и он произнес такие стихи:
   "Своих светло-рыжих пред зарей привела они,
   Ее посадили, и верблюды отправились.
   Глава моя из тюрьмы любимую видели"
   И в горести я сказал (а слезы текли мои,
   Вот сад светло-рыжих! Поверни, чтобы простился я
   В разлуке, - в прощанье с ней срок жизяи моей сокрыт.
   Обет я блюду, любовь мою не нарушил я,
   О, если бы знал я, что с обетом тем сделали!"
   А потом он посмотрел на меня и спросил: "Знаете ли вы, что они сдела-
ла?" И я сказал: "Да, они умерли, помилуй их Аллах великий!"
   И лицо бесноватого изменилось, и он вскочил  на  ноги  и  воскликнул:
"Как ты узнал об их смерти?" - "Будь они живы, они не оставили  бы  тебя
так, в таком состоянии", - отвечал я. И бесноватый  молвил:  "Ты  сказал
правду, клянусь Аллахом, но мне тоже не мила жизнь после них". И потом у
него задрожали поджилки, и он упал лицом вниз, и мы поспешили к  нему  и
стали его трясти, и увидели, что он мертв, да будет над ним милость  Ал-
лаха великого! И мы удивились и опечалились  о  бесноватом  сильной  пе-
чалью, а зачтем мы обрядили его и похоронили..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста двенадцатая ночь

   Когда же настала четыреста двенадцатая ночь, она сказала:  "Дошло  до
меня, о счастливый царь, что аль-Мубаррад говорил: "Когда  этот  человек
упал мертвый, мы опечалились о нем, и обрядили его и  похоронили.  А  по
возвращении в Багдад я пришел к аль-Мутаваккилю, и он увидел следы  слез
у меня на лице и спросил: "Что это?" И я рассказал ему  всю  историю,  и
ему стало тяжело, и он сказал: "Что побудило тебя к этому? Клянусь Алла-
хом, если бы я знал, что ты о нем не печалишься, я бы взыскал с тебя  за
него!"
   И потом он горевал об этом весь остаток дня".