Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об аль-Хаджжадже и юноше

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают также, что аль-Хаджжадж ибн Юсуф  ас-Сакафи  преследовал
одного человека  из  вельмож,  и  когда  он  предстал  меж  его  руками,
аль-Хаджжадж сказал ему: "О враг Аллаха, Аллах дал мне над тобою власть!
- И потом сказал: - Сведите его в тюрьму и закуйте в  тесные  и  тяжелые
оковы и постройте над ним клетку: пусть он из нее  не  выходит  и  пусть
никто не входит к нему".
   И он приказал отправить этого человека в тюрьму. И привели кузнеца, и
принесли оковы, и когда кузнец ударял молотком,  этот  человек  поднимал
голову, смотрел на небо и говорил: "Разве не ему принадлежит  сотворение
и власть?" И когда кузнец кончил  заковывать  этого  человека,  тюремщик
построил над ним клетку и оставил его там одиноким и уединенным,  и  его
охватило волнение и забота, и язык его состояния говорил:
   О желанье хотящего - так хочу я -
   Твоя милость всеобщая - мне опора.
   От тебя не сокрыто то, что со мною,
   Только взгляд твой - его и жду, и хочу я.
   Заключили в тюрьму меня и пытали;
   Горе мне одинокому и в изгнанье.
   Поминанье, коль я один, мне утеха,
   А не сплю я - оно меня развлекает.
   Ты доволен - тогда ничто не заботит,
   Ты ведь знаешь, что видишь ты в моем сердце.
   А когда опустилась ночь, тюремщик оставил подле этого человека сторо-
жей и ушел домой, а утром он пришел его проведать  и  вдруг  видит,  что
оковы сброшены, а человека нет. И тюремщик испугался и уверился, что те-
перь он умрет. Он пошел домой и простился с семьей к,  положив  в  рукав
свой саван и благовония, вошел к альХаджжаджу. И  когда  он  остановился
перед ним, аль-Хаджжадж почувствовал запах благовоний  и  спросил:  "Что
это такое?" - "О владыка, это я принес их", - сказал  тюремщик.  "А  что
побудило тебя к этому?" - спросил аль-Хаджжадж.
   И тюремщик рассказал ему о том человеке..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста семьдесят первая ночь

   Когда же настала четыреста семьдесят первая ночь, она оказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что, когда тюремщик рассказал  аль-Хаджжаджу
о деле с тем человеком, аль-Хаджжадж спросил его: "Горе тебе, а ты  слы-
шал, чтобы он что-нибудь говорил?" - "Да, - отвечал  тюремщик,  -  когда
кузнец ударял молотком, тот человек взглядывал на небо и говорил: "Разве
не ему принадлежит сотворение и власть?" И альХаджжадж воскликнул:  "Или
не знаешь ты, что то, что он сказал в твоем присутствии, освободило его,
когда тебя с ним не было!"
   И язык его обстоятельств сказал в этом смысле такие стихи:
   О господи, сколько бедствий ты от меня увел!
   Не будь тебя, я ни сесть не мог бы, ни снова встать!
   Ведь сколько и сколько раз, которых не сосчитать,
   Отвел ты беду от нас! О сколько и сколько раз!