Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ о кузнеце

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают также, что один человек из праведников узнал, что в  ка-
ком-то селении есть кузнец, который кладет руку в огонь и берет из  него
кусок раскаленного железа, и огонь не переходит на его руку. И праведник
направился в это селение, спрашивая, где кузнец, и его провели  к  нему.
И, взглянув на него и присмотревшись к нему, праведник  увидел,  что  он
делал то, что ему приписывали. И праведник отложил свое дело до тех пор,
пока кузнец не кончил работать, а потом он пришел к нему и приветствовал
его и сказал: "Я хочу быть сегодня вечером твоим гостем". И кузнец отве-
чал: "С любовью и удовольствием!" - и привел праведника в свое жилище  и
поужинал с ним, и они легли вместе, и  праведник  совершенно  не  видел,
чтобы кузнец вставал ночью на молитву или поклонялся Аллаху.
   "Может быть, он от меня скрывается", - сказал себе праведник и  пере-
ночевал у него во второй и в третий раз, но увидел, что кузнец добавляет
к обязательным молитвам только желательные и простаивает лишь  небольшую
часть ночи. "О брат мой, - сказал он ему, - я слышал о том, какую  Аллах
оказал тебе милость, и видел, что она проявляется на тебе.  Но  затем  я
посмотрел, каково твое усердие в молитве, и не увидел, чтобы ты поступал
как тот, через кого являются чудеса. Откуда же у тебя это?"
   "Я расскажу тебе о причине этого, - сказал кузнец. - Я влюбился в од-
ну девушку и очень любил ее, и много раз ее соблазнял, но не мог ее оси-
лить, так как она искала защиты в богобоязненности. И пришел год засухи,
голода и беды, и не стало пищи, и увеличился голод. И  вот  я  сидел,  и
вдруг постучал в ворота стучащий, и я вышел и вижу: это  стоит  она.  "О
брат мой, - сказала она мне, - меня поразил сильный голод, и я  поднимаю
к тебе голову, чтобы ты накормил меня ради Аллаха". - "Разве ты не  зна-
ешь, какова была моя любовь к тебе и что я из-за тебя вытерпел, -  отве-
чал я. - Я не накормлю тебя ничем, пока ты мне не дашь над  собою  влас-
ти". - "Смерть, но не оглашение Аллаха!" - сказала она и вернулась к се-
бе.
   Но через два дня пришла снова и сказала мне то же, что в первый  раз,
а я сказал ей в ответ то же, что сказал сначала. И девушка вошла и  села
в комнате (а она была близка к гибели), и когда я поставил перед ней ку-
шанье, ее глаза прослезились, и она воскликнула: "Накорми меня ради  Ал-
лаха (велик он и славен!)". - "Нет, клянусь Аллахом, если ты мне не дашь
над собою власти", - ответил я. И девушка сказала: "Смерть для меня луч-
ше, чем наказание великого Аллаха!" И она поднялась, оставив кушанье..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста семьдесят вторая ночь

   Когда же настала четыреста семьдесят вторая ночь, она сказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что женщина сказала тому человеку, когда  он
принес ей кушанье: "Накорми меня ради Аллаха (велик он и славен!)". И он
ответил: "Нет, клянусь Аллахом, если ты не дашь мне над собою власти!" -
"Смерть, но не наказание Аллаха!" - воскликнула  девушка.  И  затем  она
поднялась и вышла, оставив кушанье и не съев ничего. И она говорила  та-
кие стихи:
   "Единый, чьей милостью охвачены твари все,
   Ты слышишь, я жалуюсь, ты видишь, что я терплю!
   Бедою поражена и горькою я нуждой.
   Лишь часть моих горестей мою бы прервала речь.
   Подобна я жаждущей: пред взором ее вода,
   Но выпить де может глаз" не выпьет ни капли он.
   Не тянет душа меня вкусить того кушанья,
   Чья сладость исчезнет вся, а грех будет век со мной".
   И после этого она отсутствовала два дня  и  пришла  и  постучалась  в
дверь, и я вышел и вдруг слышу, что голод прервал  звук  ее  голоса.  "О
брат мой, - сказал она, - хитрости меня изнурили, и я не  могу  показать
лица никому из людей, кроме тебя. Не накормишь ли ты  меня  ради  Аллаха
великого?" - "Нет, если ты не дашь мне над собой власти", - сказал я,  и
девушка вошла и села в комнате. А у меня не  было  готового  кушанья,  и
когда кушанье поспело и я положил его в чашку, милость  Аллаха  снизошла
на меня, и я подумал: "Горе тебе! Вот женщина, которой недостает  ума  и
веры, и она отказывается от пищи, хотя у нее нет сил, такой  ее  поразил
голод. Она отвергает тебя раз за разом, а ты не отходишь от слушания Ал-
лаха великого".
   И я потом воскликнул: "Боже мой, я раскаиваюсь перед тобой в том, что
пришло мне в душу!" А затем я поднялся с кушаньем и вошел  к  женщине  и
сказал ей: "Ешь! С тобой не будет беды, это принадлежит Аллаху (велик он
и славен!)" - И женщина подняла глаза к небу и воскликнула:  "Боже  мой,
если этот человек говори г правду, сделай его запретным для огня и в сей
жизни и в последней! Ты ведь властен во всякой вещи и достоин того, что-
бы внять молитве!"
   И я оставил ее, - продолжал кузнец, - и пошел потушить огонь в жаров-
не (а время было зимнее и холодное), и уголек упал мне на тело, но я  не
почувствовал боли по могуществу Аллаха, великого, славного. И мне в душу
запала мысль, что молитва женщины принята, и я взял уголек в руку, но он
не обжег меня, и тогда я пошел к женщине и сказал: "Радуйся, Аллах  внял
твоей молитве..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста семьдесят третья ночь

   Когда же настала четыреста семьдесят третья ночь, она сказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что кузнец говорил: "И я вошел к  женщине  и
сказал ей: "Радуйся, Аллах внял твоей молитве!" И она выронила  из  руки
кусок и воскликнула: "О боже, как ты показал нам то, чего  я  желала,  и
внял моей молитве за него, тек возьми мою душу! Ты ведь властен во  вся-
кой вещи!" И Аллах взял душу девушки в эту же минуту (да будет  над  вей
милость Аллаха!), и язык обстоятельств оказал в этом смысле:
   Воззвала она, и внял ее владыка:
   Заблудшего, что звал его, простил он.
   По милости ее исполнив просьбу
   О нем, все совершил он, как желала.
   За милостью пришла к его воротам
   И в горести к нему пути искала.
   Но к страсти он склонился, и лишь похоть
   Свою он с ней надеялся насытить.
   Но он не знал, чего Аллах захочет,
   Пришло раскаянье, хоть он не думал,
   Достаток наш Аллах нам шлет, и если
   Он не идет к тебе, - к нему направься".