Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ о богомольце и облаке

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают также, что был среди  сынов  Исраиля  человек  из  бого-
мольцев, знаменитых благочестием, защищенных от греха, хвалимых за  воз-
держанную жизнь. Когда он молился своему господу, тот внимал ему, и ког-
да он его просил - одарял его и исполнял его  желание.  И  этот  человек
странствовал в горах и простаивал ночи, и Аллах великий (да будет  слава
ему!) подчинил ему облако, которое шло за ним, куда бы он ни шел, и лило
на него обильную воду, и человек омывался ею и пил ее. И  это  продолжа-
лось до тех пор, пока рвение этого человека не ослабло в какое-то время,
и Аллах отвел от него это облако и отделил от него свое внимание. И  ве-
лика стала печаль богомольца, и продлилась горесть  его,  и  непрестанно
тосковал он по прежней милости, что ему дарована, и вздыхал, и  скорбел,
и горевал.
   И заснул он в одну дочь из ночей, и было ему во сне сказано: "Если ты
хочешь, чтобы Аллах возвратил тебе твое облако, отправляйся к  такому-то
царю, в такой-то город и попроси его, чтобы он за тебя помолился.  Аллах
великий (да будет слава ему!) возвратит тебе облако и пригонит его к те-
бе по благословению его праведных молитв". И затем  говоривший  произнес
такие стихи;
   "Пойди же ты к доброму эмиру
   С нуждой твоей, сильной и великой.
   Он взмолится, и Аллах пригонит
   Просимый дождь, льющийся обильно.
   Возвысился меж царей он саном,
   И так высок, что не знает равных.
   Дела найдешь у него такие,
   Что принесут радость и веселье.
   Иди к нему через степь и горы;
   Едва вздохнешь, отправляйся снова".
   И этот человек шел, пересекая земли, пока не вступил в тот город, ко-
торый был назван ему во сне. И он спросил, где царь, и ему указали к не-
му дорогу. И человек пошел ко дворцу и вдруг видит: у ворот дворца сидит
слуга на большом кресле, одетый в великолепную одежду. И человек остано-
вился и произнес приветствие, и слуга ответил ему и опросил:  "Что  тебе
нужно?" - "Я человек обиженный я пришел к царю,  чтобы  подать  ему  мою
просьбу", - ответил богомолец. И слуга оказал: "Сегодня тебе нет к  нему
пути: он назначил для людей с просьбам" один день в неделю, когда они  к
нему входят, и это день такой-то. Уходи же прямым путем и жди,  пока  не
настанет этот день".
   И богомолец не одобрил царя за то, что он скрывается от людей, и ска-
зал: "Как может он быть другом из друзей Аллаха (велик  он  и  славен!),
когда он ведет себя таким образом!" И богомолец ушел и стал ожидать того
дня, о котором ему сказали. И когда наступил тот  день,  который  назвал
привратник, он пришел и увидел у ворот людей, которые ожидали разрешения
войти. И он стоял с ними, пока не вышел везирь  в  великолепной  одежде,
перед которым были слуги и рабы, и везирь оказал: "Пусть входят  люди  с
просьбами!"
   И они вошли, и богомолец вошел среди них и видит: сидит царь, и перед
ним вельможи его царства, которые стоят  соответственно  своему  сану  и
степени. И везирь встал и начал подводить одного за другим, пока очередь
не дошла до богомольца. И когда везирь подвел его, царь взглянул на него
и сказал: "Добро пожаловать человеку с облаком! Посиди, пока я не  осво-
божусь для тебя". И тот не знал, что подумать о словах царя,  и  признал
его высокую степень и достоинство. А когда царь рассудил людей и  покон-
чил с ними, он поднялся, и поднялся везирь и вельможи царства,  а  затем
царь взял богомольца за руку и привел к себе во дворец. И  он  увидел  у
ворот дворца черного раба в великолепной одежде,  над  головой  которого
висело оружие, и справа и слева были щиты и луки. И раб встал перед  ца-
рем и поспешил навстречу его приказанию, исполняя его нужды, а потом  он
открыл ворота дворца, и царь вошел (а рука богомольца была в его руке).
   И вдруг он увидел перед собой маленькую дверь, и царь сам открыл ее и
вошел в разрушенную комнату в великолепной постройке, а затем он вошел в
другую комнату, где не было ничего, кроме молитвенного коврика, чаши для
омовения и нескольких пальмовых листьев. И потом царь снял с себя  одеж-
ду, которая была на нем, и надел грубый халат из белой шерсти, а на  го-
лову он надел войлочный колпак. И он сел и усадил богомольца  и  крикнул
своей жене: "О такая-то!" И та отвечала: "Я здесь!" -  "Ты  знаешь,  кто
сегодня наш гость?" - спросил царь. И жена его сказала: "Да, это человек
с облаком". - "Выходи, тебе из-за него ничего не  будет",  -  сказал  ей
царь.
   И вдруг богомолец увидел, что эта женщина, подобная призраку, и  лицо
ее блистает как месяц, и на ней шерстяной халат и покрывало..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Четыреста семьдесят четвертая ночь

   Когда же настала четыреста семьдесят  четвертая  ночь,  она  сказала:
"Дошло до меня, о счастливый царь, что, когда царь позвал свою жену, она
вышла, и лицо ее блистало как месяц, и на ней был грубый халат из шерсти
и покрывало. "О брат мой, - спросил богомольца царь, - хочешь ли ты  уз-
нать нашу историю, или мы помолимся за тебя, и ты удалишься?" - "Нет,  я
хочу услышать вашу историю, это для меня наиболее желательно", - отвечал
богомолов. И царь сказал: "Мои отцы и деды сменялись в царстве и  насле-
довали его, старший после старшего, пока они не умерли и власть не дошла
до меня. И Аллах сделал это мне ненавистным, и мне захотелось странство-
вать по земле и предоставить дела людей им самим. Но потом я  испугался,
что к ним войдет омута и погибнут законы я рассеется  единство  веры,  и
оставил я дело таким, как оно было. Я назначил каждому человеку  извест-
ное жалованье и надел царскую одежду и посадил рабов у ворот, чтобы уст-
рашить людей зла и отгонять их от людей добра, и твердо установил  нака-
зания. А окончив все это, я вошел в свое жилище, снял с себя эта  одежды
и надел то, что ты видишь. А вот это - дочь моего дяди, и она содейству-
ет мне в ведении воздержанной жизни и помогает мне предаваться благочес-
тию. Мы делаем днем циновки из этих пальмовых листьев  и  на  это  можем
разговеться под вечер, и над нами прошло около сорока лет, а  мы  все  в
таком же положении. Оставайся же с нами (помилуй тебя Аллах!),  тюка  мы
не продадим наши циновки; ты разговеешься с нами и переночуешь у нас,  а
потом уйдешь с тем, что тебе нужно, если пожелает великий Аллах".
   И когда наступил конец дня, пришел слуга высокого роста и взял цинов-
ки, которые они сделали, и отправился с ними на рынок. Он продал  их  за
кират и купил на него хлеба и бобов и принес их, и богомолец  разговелся
с царем и его женой и переночевал у них, и они поднялись  с  полуночи  я
молились и плакали.
   Когда же встала заря, царь оказал: "О боже, вот твой раб, и он просит
тебя, чтобы ты возвратил ему его облако; ты ведь властен  в  этом.  Боже
мой, покажи, что ты ему внял, и возврати ему его  облако!"  И  жена  его
сказала: "Аминь!" И вдруг облако выросло на небе. "Вот добрая весть!"  -
оказал царь. И богомолец простился с ними и ушел, а облако шло  за  ним,
как прежде. И после этого о чем бы богомолец ни просил Аллаха  великого,
он внимал ему из уважения к ним, и богомолец говорил такие стихи:
   "У господа есть рабы, меж прочих избранные,
   Чье сердце в садах его премудрости шествует
   Движение тела их теперь остановлено
   Той тайной пречистою, которая в их груди.
   Ты видишь, они молчат, покорные господу:
   Как явное, тайны все увидел их тайный взор".