Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Четвертый рассказ невольницы

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Дошло до меня, о счастливый царь, что был некий ювелир, предававшийся
любви к женщинам и питью вина. И однажды он вошел к одному своему  другу
и, посмотрев на стену в его доме, увидел нарисованное изображение девуш-
ки, лучше, прекрасней и изящней которой не видывали  видящие.  И  ювелир
стал часто взглядывать на нее, дивясь красоте этого образа, и  любовь  к
изображению девушки запала ему в сердце, так что он заболел и стал  бли-
зок к гибели. И один из его друзей пришел навестить его и, сев подле не-
го, стал его расспрашивать, как он поживает и на что жалуется. И  ювелир
сказал: "О брат мой, вся моя болезнь и все, что меня поразило, - от люб-
ви. Я влюбился в изображение, нарисованное на стене у  такого-то,  моего
друга". И приятель ювелира стал упрекать его и сказал:  "Это  от  твоего
малоумия! Как ты полюбил изображение на стене, которое  не  полезно,  не
вредно, не видят и не слышит, не берет и не отказывается?" - "Рисовавший
изобразил ее не иначе, как по подобию прекрасной женщины", - сказал юве-
лир. И его друг молвил: "Может быть, тот, кто ее рисовал, создал  ее  из
своей головы". - "Как бы то ни было, я умираю от любви к ней,  -  сказал
ювелир. - Если есть на свете существо, сходное с  этим  изображением,  я
надеюсь, что Аллах великий продлит мою жизнь до тех пор, пока я  его  не
увижу.
   И когда присутствовавшие ушли, они стали расспрашивать,  кто  рисовал
эту женщину, и оказалось, что рисовавший ее уехал в какую-то  страну.  И
они написали ему письмо, жалуясь на положение их друга  и  спрашивая  об
этой картине и откуда она произошла: создал ли он ее разумом, или  видел
ей подобие на свете. И рисовавший прислал им такой ответ:  "Я  нарисовал
это изображение по подобию девушки, певицы одного везиря, и она в городе
Кашмире, в климате Индии".
   И когда ювелир услышал об этом (а он жал в стране персов); он собрал-
ся и выехал, направляясь в страны Индия, и достиг того города после  ве-
ликих странствий. А вступав в этот город и расположившись там, он  пошел
однажды к одному москательщику, жившему в этом  Городе  (а  этот  моска-
тельщик был человек острый, понятливый и разумный), и спросил про их ца-
ря и его поведение. "Что до нашего царя, - сказал москательщик, - то  он
справедлив, поступает хорошо, благодетельствует жителям своего царства и
творит правый суд над подданными, и не любит он на  свете  только  одних
колдунов. Когда попадается ему в руки колдун или колдунья, он бросает их
в колодец за городом и оставляет их там голодать, пока  они  не  умрут".
Потом ювелир стал расспрашивать москательщика о везирях. И  москательщик
рассказал ему о жизни каждого везиря и о том, как тот поступает, и нако-
нец разговор привел к той девушкепевице, и москательщик сказал:  "Она  у
такого-то везиря".
   И ювелир после этого прождал несколько дней, пока не сумел  придумать
хитрость. А потом, в одну дождливую ночь, с громом и сильным ветром,  он
вышел, взяв с собой воровские принадлежности, и отправился к дому  вези-
ря, господина той девушки. Он прицепил к стене крючьями лестницу и  под-
нялся на крышу дворца, а взобравшись туда, он посмотрел на двор  и  уви-
дел, что все невольницы спят, каждая на своем ложе. И он увидел ложе  из
мрамора, на котором лежала девушка, подобная луне, когда она  засияет  в
четырнадцатую ночь месяца. И он направился к ней и сел у ее изголовья, и
снял с нее покрывало, и вдруг оказалось, что покрывало на ней золотое  и
в головах у нее свеча, и каждая из них в подсвечников из рдеющего  золо-
та, а свечи - из амбры. А под подушкой у девушки была серебряная шкатул-
ка" в которой лежали вое ее украшения, и она стояла закрытая у нее в го-
ловах.
   И ювелир вынул нож и ударил им девушку в ягодицу, причинив ей  замет-
ную рану. И девушка проснулась, испуганная и устрашенная, и, увидав юве-
лира, побоялась кричать и молчала, думая, что  он  хочет  взять  ее  бо-
гатства.
   "Возьми шкатулку с тем, что в ней есть, тебе нет пользы убивать меня,
и я под защитой твоего благородства", - оказала она. И ювелир взял  шка-
тулку с тем, что в ней было, и ушел..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Пятьсот восемьдесят седьмая ночь

   Когда же настала пятьсот восемьдесят седьмая ночь, она сказала: "Дош-
ло до меня, о счастливый царь, что, когда ювелир поднялся во дворец  ве-
зиря, он ударил девушку в ягодицу и ранил ее, а потом он взял  шкатулку,
в которой были ее украшения, и ушел. Когда же  настало  утро,  он  надел
свои одежды и, захватив с собой шкатулку, в которой была украшения,  по-
шел к правителю этого города, поцеловал перед ним  землю  и  сказал:  "О
царь, я человек тебе преданный, и родом я из земли хорасанской.  Я  при-
шел, чтобы переселяться к твоему величеству,  так  как  распространились
вести о твоих кротких поступках и справедливости твоей  к  подданным,  и
захотелось мне быть под твоим знаменем. Я достиг этого  города  в  конце
сегодняшнего дня и, найдя ворота запертыми, лег перед ними.
   И когда я был между оном и бодрствованием,  я  вдруг  увидел  четырех
женщин, одна из которых была верхом на помеле, а одна верхом на опахале,
и понял я, о царь, что это колдуньи, которые летят в твой город. И  одна
из них приблизилась ко мне и пихнула меня ногой и  ударила  меня  лисьим
хвостом, бывшим у нее в руке, и сделала мае больно. И  охватил  меня  от
удара гнев, и я ударил ее бывшим у меня ножом и попал ей в ягодицу, ког-
да она повернулась, уносясь. И когда я ее ранил, она убежала,  и  у  нее
упала вот эта шкатулка с тем, что в ней есть, и я взял  ее  и  открыл  и
увидел в ней эти дорогие украшения.
   Возьми их, мне нет в них надобности, так как я человек  странствующий
по горам, и я изгнал земную жизнь из своего сердца и отказался от мира с
его благами и стремлюсь к лику Аллаха великого". И он  оставил  шкатулку
перед царем и ушел.
   И когда он вышел от царя, царь открыл шкатулку и,  вынув  оттуда  все
украшения, стал их вертеть в руках и нашел среди них одно ожерелье,  ко-
торое он пожаловал тому везирю, господину девушки. И  он  призвал  этого
везиря и, когда тот явился, сказал ему: "Вот ожерелье,  которое  я  тебе
подарил". И, увидав ожерелье, везирь узнал его и сказал царю: "Да,  а  я
подарил его одной моей невольнице-певице". - "Приведи  мне  эту  девушку
сейчас же!" - сказал царь везирю. И тот привел девушку, и когда она яви-
лась к царю, царь оказал: "Обнажи ей ягодицы и посмотри, есть  там  рана
или нет". И везирь обнажил ягодицы девушки и увидел на них ножевую  рану
и сказал царю: "Да, о владыка, там есть рана". - "Это  -  колдунья,  как
сказал мне тот постник, наверное и без сомнения!" - сказал царь  везирю.
И потом царь велел бросить девушку в колодец колдунов, и ее отправили  в
колодец в тот же день.
   А когда наступила ночь и ювелир узнал, что его хитрость  удалась,  он
пришел к сторожу колодца, неся в руке мешок, в котором была тысяча дина-
ров, и просидел, беседуя со сторожем, до первой трети ночи, а  потом  он
начал с ним разговор и сказал: "Знай, о брат, что та девушка невиновна в
беде, о которой рассказывают, и это я вверг ее в несчастье". И он  расс-
казал ему всю историю, с начала до конца, и затем сказал: "О  брат  мой,
возьми этот мешок, в нем тысяча динаров, и отдай мне девушку: я  уеду  с
ней в мою страну. Эти динары для тебя полезнее, чем  заточение  девушки;
воспользуйся же наградой за нас, и мы оба будем призывать на тебя  благо
и безопасность". И сторож, услышав рассказ ювелира, до крайности удивил-
ся, какова его хитрость и как она удалась, и взял мешок с тем, что в нем
было, и предоставил ювелиру девушку с условием, что он не пробудет с ней
в этом городе ни одного часа. И ювелир сейчас же взял  девушку  и  ехал,
ускоряя ход, пока не прибыл в свою страну, достигнув желаемого.
   Посмотри же, о царь, каковы козни мужчин и их хитрость.  Твои  везири
удерживают тебя от того, чтобы взять за меня должное, а завтра мы  будем
с тобой стоять перед справедливым судьей, и он возьмет должное мне с те-
бя, о царь".
   И царь, услышав слова девушки, приказал убить своего сына.
   И вошел к нему пятый везирь и поцеловал землю меж его руками  и  ска-
зал: "О царь, великий саном, повремени и не торопись убивать твоего  сы-
на! Нередко за поспешностью следует раскаяние, и я боюсь, что ты  будешь
каяться, как каялся человек, который в жизни больше не  смеялся".  -  "А
как это было, о везирь?" - спросил царь. И везирь оказал: