Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об Юнусе и незнакомце

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают  также,  что  был  во  времена   халифата   Хишама   ибн
Абд-аль-Мелика человек по имени Юнус-писец, и был он хорошо известен.  И
он выехал в путешествие в Сирию, и была с ним невольница,  до  крайности
прекрасная и красивая, и на ней было все, в чем она нуждалась, а цена за
нее составляла сто тысяч дирхемов. И когда Юнус приблизился  к  Дамаску,
караван сделал привал около пруда с водой, и Юнус спешился поблизости от
него и, поев бывшей с ним пищи, вынул  бурдючок  с  финиковым  вином.  И
вдруг приблизился к нему юноша, прекрасный лицом и  полный  достоинства,
который ехал на рыжем коне, и с ним было два евнуха. И он  приветствовал
Юнуса и спросил его: "Примешь ли ты гостя?" И когда Юнус отвечал:  "Да",
- юноша спешился подле него и сказал; "Напой нас твоим питьем!"  И  Юнус
напоил гостя, и тот сказал: "Если бы ты захотел спеть нам песню!" И Юнус
запел, говоря такой стих:
   "Она собрала красот так много, как не собрал
   Никто, и, любя ее, мне сладко не спать в ночи".
   И гость пришел в великий восторг, и Юнус несколько раз поил его, пока
он не склонился от опьянения. И тогда юноша  сказал:  "Скажи  твоей  не-
вольнице, чтобы она спела".
   И невольница запела, говоря такой стих:
   "Вот гурия, и смутила сердце краса ее -
   Не ветвь она гибкая, не солнце и не лупа".
   И гость пришел в великий восторг, и Юнус несколько раз  поил  его,  и
юноша оставался подле него, пока они не совершили  вечерней  молитвы,  а
затем он спросил: "Что привело тебя к этому городу?" - "То, чем я запла-
чу мой долг и исправлю мое положение", - ответил Юнус.  "Продашь  ли  ты
мне эту невольницу за тридцать тысяч дирхемов?" - спросил гость. И  Юнус
ответил: "Как нуждаюсь я в милости Аллаха и в прибавке от него!"  [567]  -
"Удовлетворят ли тебя сорок тысяч?" - спросил гость.  "Это  покроет  мой
долг, но я останусь с пустыми руками", - ответил Юнус. И  гость  сказал:
"Мы берем ее за пятьдесят тысяч дирхемов, и тебе будет, сверх того, оде-
жда и деньги на путевые расходы, и я стану делить с  тобою  мои  обстоя-
тельства, пока ты останешься здесь". - "Я продал тебе девушку", - сказал
Юнус. И его гость спросил: "Поверишь ли ты  мне,  что  я  доставлю  тебе
деньги за нее завтра, и тогда я увезу ее с собой, или же она будет у те-
бя, пока я не доставлю тебе завтра этих денег?"
   И побудили Юнуса хмель и стыд, вместе со страхом перед  юношей,  ска-
зать ему: "Да, я тебе доверяю, бери ее, да благословит  тебя  Аллах".  И
юноша сказал одному из своих слуг: "Посади ее на твоего коня, сядь сзади
нее и поезжай с нею".
   И затем он сел на своего коня, простился с Юнусом и  уехал,  и  через
некоторое время после того, как юноша скрылся, продавец стал думать  про
себя и понял, что он ошибся, продав невольницу. "Что  это  я  сделал?  -
сказал он себе. - Зачем отдал, свою невольницу человеку, который мне  не
знаком, и я не знаю, кто он. Но допустим, что я бы и знал его - как  мне
до него добраться?"
   И он сидел в задумчивости, пока не совершил утренней молитвы,  и  его
товарищи вошли в Дамаск, а од остался сидеть в сомнении,  не  зная,  что
делать. И он сидел, пока не опалило его солнце и не стало ему  неприятно
оставаться на месте, и он решил войти в Дамаск, но  потом  сказал  себе:
"Если я войду, то может случиться так, что посланный придет и не  найдет
меня, и окажется, что я навлек на себя вторую беду".
   И он сел под тенью стены, и  когда  день  повернул  на  закат,  вдруг
подъехал к нему один из евнухов, который был с юношей. И  при  виде  его
Юнуса охватила великая радость, и он сказал про себя: "Я не помню, чтобы
я радовался больше, чем радуюсь теперь, при виде этого евнуха".
   И евнух подошел к нему и  сказал:  "О  господин,  мы  заставили  тебя
ждать". Юнус ничего не сказал ему от  волнения,  которое  его  охватило.
"Знаешь ли ты того человека, который взял невольницу?" -  спросил  затем
евнух. "Нет", - ответил Юнус, и евнух сказал: "Это  альВалид  ибн  Сахль
[568], наследник престола".
   "И тут я промолчал, - рассказывал Юнус, - и евнух сказал мне: "Подни-
майся, садись на коня". А с ним был конь, и он посадил на него Юнуса,  и
они ехали, пока не приехали к одному дому. И они вошли туда, и когда  та
невольница увидела Юнуса, она подскочила к нему и приветствовала его,  и
Юнус спросил: "Каково было твое дело с тем, кто тебя купил?" - "Он посе-
лил меня в этой комнате и приказал дать мне все, что нужно",  -  сказала
девушка. Юнус посидел с нею немного, и вдруг пришел евнух хозяина дома и
сказал ему: "Поднимайся!" И Юнус поднялся, и евнух  ввел  его  к  своему
господину, и оказалось, что это его вчерашний гость.
   "И я увидел, что он сидит на своем ложе, - рассказывал потом Юнус,  -
и он спросил меня: "Кто ты?" - "Юнус-писец", - ответил я. "Добро пожало-
вать!" - воскликнул юноша. "Клянусь Аллахом, мне очень хотелось тебя ви-
деть! Я слышал рассказы о тебе. Ну, как ты спал эту ночь?" - "Хорошо, да
возвысит тебя Аллах великий!" - ответил Юнус, и аль-Валид сказал: "Может
быть, ты жалел о том, что было вчера, и говорил в душе: "Я отдал мою не-
вольницу незнакомому человеку, и я не знаю, как его имя и  из  какой  он
страны". - "Храни Аллах, о эмир" чтобы я пожалел о невольнице!  -  воск-
ликнул Юнус. - Если бы я ее и подарил эмиру, она была бы самым малым  из
того, что должно ему дарить..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Шестьсот восемьдесят пятая ночь

   Когда же настала шестьсот восемьдесят пятая ночь, она сказала: "Дошло
до меня, о счастливый царь, что Юнус-писец сказал альВалиду  ибн  Сахлю:
"Храни Аллах, чтобы я пожалел о невольнице, и если бы  я  подарил  я  ее
эмиру, она была бы самым малым из того, что должно ему дарить.  Эта  де-
вушка не подходит к его сану". - "Клянусь Аллахом, - отвечал  аль-Валид,
- я раскаивался, что взял ее у тебя, и говорил: "Это чужеземец,  который
меня не знает, я на него налетел и ошеломил его своей поспешностью,  за-
бирая девушку. Помнишь ли ты, что было между нами условлено?"
   "И я сказал: "Да", говорил потом Юнус, -  и  альВалид  спросил  меня:
"Продашь ли ты мне эту невольницу за пятьдесят тысяч динаров?" - "Да", -
ответил Юнус. И аль-Валид крикнул: "Эй, слуга,  подай  деньги!  И  когда
слуга положил их перед ним, ибн Сахль сказал: "Эй" слуга,  подай  тысячу
пятьсот динаров!" И слуга принес деньги, и аль-Валид молвил: "Вот  плата
за твою невольницу, а эта тысяча динаров - за твое хорошее мнение о нас,
и пятьсот динаров тебе на путевые расходы и на подарки родным. Ты  дово-
лен?" - "Доволен", - отвечал я. И я поцеловал ему руки и  сказал:  "Кля-
нусь Аллахом, ты наполнил мне глаз, руку и сердце". - "Клянусь  Аллахом,
- сказал потом аль-Валид, - я не уединялся с девушкой и не насытился  ее
пением. Ко мне ее!"
   И невольница пришла, и аль-Валид приказал ей сесть, и  когда  девушка
села, он сказал ей: "Пой!"
   И она произнесла такие стихи:
   "О ты, кто взял все полностью красоты,
   О сладостный чертами и жеманством!
   Вся красота в арабах и у турок,
   Но нет средь них тебе, газель, подобных.
   Будь милостив к влюбленному, красавец,
   И обещай, что навестит хоть призрак.
   Позор и унижение с тобою
   Дозволены, глазам не спать приятно.
   Не первый я в тебя влюблен безумно,
   Сколь многих до меня мужей убил ты.
   Хочу тебя иметь и в жизни долей,
   Дороже ты мне духа и всех денег".
   И аль-Валид пришел в великий восторг и поблагодарил меня за то, что я
хорошо образовал и обучил - девушку, и потом он сказал: "Эй, слуга, при-
веди коня с седлом и со сбруей, чтобы он на нем ехал, и мула, чтобы нес-
ти его пожитки. О Юнус, - молвил он потом, - когда ты узнаешь,  что  это
дело перешло ко мне, приходи, и, клянусь Аллахом, я наполню благами твои
руки, вознесу твой сан и обогащу тебя на всю жизнь".
   И я взял деньги и уехал, - рассказывал Юнус, - и когда халифат  пере-
шел к аль-Валиду, я отправился к нему, и, клянусь Аллахом,  он  исполнил
то, что обещал, и оказал мне еще большее уважение, и я пребывал у него в
наирадостнейшем положении, занимая самое высокое  место,  и  расширились
мои обстоятельства, и умножились мои деньги, и оказалось у меня  столько
поместий и денег, что мне их хватит до смерти, и хватит после меня  моим
наследникам. И я был у аль-Валида, пока его не убили, - да будет над ним
милость Аллаха великого!"