Сайт тысячи и одной ночи
Сайт
ТЫСЯЧИ И ОДНОЙ НОЧИ

перевод с арабского М. А. Салье





 
   
1001 ночь. Книга тысячи и одной ночи. Арабские сказки
 
 


1001 ночь. Арабские сказки

Книга тысячи и одной ночи


Оглавление

Рассказ об ар-Рашиде и девушке

 

примечания в квадратных скобках [   ]

 

 

Тысяча и одна ночь. Сказки  
   Рассказывают также, что повелитель правоверных Харун ар-Рашид шел од-
нажды вместе с Джафаром Бармакидом, и вдруг он увидел несколько девушек,
которые наливали воду. И халиф подошел к ним, желая  напиться,  и  вдруг
одна из девушек обернулась к нему и произнесла такие стихи:
   "Скажи, - пусть призрак твой уйдет
   От ложа в час, когда все спит,
   Чтоб отдохнул я и погас
   Огонь, что кости мне палит.
   Больной, мечась в руках любви,
   На ложе горестей лежит.
   Что до меня - я таков, как знаешь.
   С тобою близость рок продлит?"
   И повелителю правоверных понравилась красота девушки и  ее  красноре-
чие..."
   И Шахразаду застигло утро, и она прекратила дозволенные речи.


   Шестьсот восемьдесят шестая ночь

   Когда же настала шестьсот восемьдесят шестая ночь, она сказала: "Дош-
ло до меня, о счастливый царь, что, когда повелитель правоверных услышал
от девушки эти стихи, ему понравилась ее красота  и  красноречие,  и  он
спросил ее: "О дочь благородных, эти стихи из сказанного  тобою  или  из
переданного?" - "Из сказанного мною", - ответила девушка, и  халиф  мол-
вил: "Если твои слова - правда, сохрани смысл и перемени рифму".  И  де-
вушка произнесла:
   "Скажи, - пусть призрак твой уйдет
   От ложа моего в час сна,
   Чтоб отдохнул я и погас
   Огонь, которым грудь полна,
   Больной томим в руках любви,
   Постель его - тоска одна.
   Что до меня - я таков, как знаешь
   А ты - любовь твоя ценна?"
   "Этот отрывок тоже украден", - сказал халиф. И девушка молвила: "Нет,
это мои слова". И тогда халиф сказал: "Если это также твои слова, сохра-
ни смысл и измени рифму".
   И девушка произнесла:
   "Скажи, - пусть призрак твой уйдет
   От ложа, все когда во еде,
   Чтоб отдохнул я и погас
   Огонь, пылающий во мне.
   Больной томим в руках любви
   На ложе бденья, весь в огне"
   Что до меня - я таков, как знаешь,
   А ты в любви верна ли мне?"
   "Этот тоже украден", - сказал халиф. И когда девушка ответила:  "Нет,
это мои слова", Халиф молвил: "Если это твои слова, сохрани смысл и  из-
мени рифму".
   И девушка произнесла:
   "Скажи, - пусть призрак твой уйдет
   От ложа, все когда заснет,
   Чтоб отдохнул я и погас
   Огонь, что ребра мои жжет"
   Больной, мечась в руках любви,
   На ложе слез покоя ждет.
   Что до меня - я таков, как знаешь.
   Твою любовь судьба вернет?"
   "От кого ты в этом стане?" - спросил повелитель правоверных. И девуш-
ка ответила: "От того, чья палатка в самой середине и  чьи  колья  самые
высокие". И понял повелитель правоверных, что она - дочь старшего в ста-
не. "А ты из каких пастухов коней?" - спросила девушка. И халиф  сказал:
"Из тех, чьи деревья самые высокие и плоды самые зрелые". И девушка  по-
целовала землю и сказала: "Да укрепит тебя Аллах, о повелитель правовер-
ных!" И пожелала ему блага, и потом ушла с дочерьми  арабов.  "Неизбежно
мне на ней жениться", - сказал халиф Джафару. И Джафар отправился к отцу
девушки и сказал ему: "Повелитель правоверных  хочет  твоей  дочери".  И
отец ему ответил: "С любовью и уважением! Ее отведут  как  служанку  его
величеству владыке нашему, повелителю правоверных".
   И потом он снарядил свою дочь и доставил ее к халифу, и  тот  женился
на ней и вошел к ней, и была она для него одной из самых дорогих из  его
жен, а ее отцу он подарил достаточно благ, чтобы защитить его среди ара-
бов. А потом отец девушки перешел к милости Аллаха великого, и прибыло к
халифу известие о его кончине, и он вошел к своей жене грустный, и когда
она увидала его грустным, она поднялась и, войдя в свою  комнату,  сняла
свои бывшие на ней роскошные одежды,  надела  одежды  печали  и  подняла
плач. И ее спросили: "Почему это?" И она сказала: "Умер мой отец". И лю-
ди пошли к халифу и рассказали ему об этом, и он  поднялся  и  пришел  к
своей жене и спросил ее, кто ей об этом рассказал. И она отвечала: "Твое
лицо, о повелитель правоверных". - "А как так?" - спросил халиф.  И  она
сказала: "С тех пор как я у тебя поселилась, я видела тебя таким  только
в этот раз, а мне не за кого было бояться, кроме моего отца,  из-за  его
старости. Да живет твоя голова, о повелитель правоверных!"
   И глаза халифа наполнились слезами, и он стал утешать жену  в  утрате
ее родителя, и она провела некоторое время, печалясь об  отце,  а  затем
присоединилась к нему, да будет милость Аллаха над ними всеми.